Фритц Калькбреннер: душа и голос немецкой техно-сцены
Осенью 1989 года в воздухе над Берлином пахло свободой. В ноябре, наконец, пала стена, 40 лет разделявшая город, страну и всю Европу на два непримиримых лагеря. Это было событие, которое навсегда изменило ход истории. И, вместе с тем, событие, определившее культурный ландшафт новой Германии. Тогда еще мало кто понимал значимость происходящего. На годы вперед Берлину суждено было стать новым культурным центром Европы.

Внук известного художника Фрица Айзеля, молодой журналист Фритц Калькбренннер был одним из тех счастливых берлинских юношей, что первыми вдохнули дух свободы. На пике творческого энтузиазма, желания и стремления они с головой погрузились в творчество.

Первый Love Parade в Берлине состоялся еще до падения стены – летом 1989 года. Матиас Реинг (он же Dr.Motte), стоявший у истоков технопарада, вспоминал, что уже тогда отчетливо понимал: ждать осталось недолго! И пусть на первый Love Parade пришли всего 150 человек. Уже в следующем году танцующих на улице Берлина было десятки тысяч.

Город захватила волна рейва. Самые прогрессивные диджеи Европы привезли в Берлин, в Кельн, во Франквурт новомодное техно из Детройта. Это была меланхоличная, отрешенная, футуристическая музыка с глубокими бейслайнами и абстрактными мелодиями. В Берлине быстро смекнули: этот саунд стоит правильно адаптировать к большим площадкам. Ведь в Детройте техно играли исключительно в маленьких полусекретных клубах.

После «переезда» в Европу техно резко ускорилось, сами собой исчезли или упростились мелодические рисунки, бас-бочка вышла на передний план. Так появилось знаменитое немецкое минимал-техно. Стиль, который покорил сначала немецкую, а затем и европейскую молодежь.

На волне популярности минимал-техно диджеи и продюсеры приходили на новую сцену один за другим. В Берлин стали съезжаться увлеченные новой музыкой творцы и художники из разных стран. Заброшенные районы той части города, что была «за стеной» быстро превратились в сквоты. Художники, музыканты, тусовщики заселяли опустевшие дома. Город быстро обрел тот особый шарм культурной свободы и равенства, за который его любят и сегодня.

Фритц Калькбреннер оказался в самом центре бурных событий и метаморфоз Берлина 90х. Он впитал дух этого города и годами позже перенес его в собственную музыку, легко узнаваемую с первых нот.

Свой путь в музыке он начинал с журналистики. Писал обзоры релизов и концертов для местных изданий MDR и RBB. Карьера неплохо развивалась. Фритц начал работать на ведущее немецкое медиа Deutche Welle, а уже в середине 90х стал внештатным сотрудником MTV. Родители активно поддерживали профессиональный выбор своего сына, но он все чаще думал о занятиях музыкой.

Брат Фритца – всемирно известный электронный продюсер Пол Калькбреннер был на хорошем счету в Берлине. Не просто крутил пластинки, но активно осваивал премудрости аналогового синтеза. Какое-то время Фритц был прохладен к техно. С юных лет его увлечением был хип-хоп. KRS One, Wu-Tang Clan, Erik B. & Rakim. Парень души не чаял в черной музыке 80х и 90х. Техно увлекло его уже во второй половине 90х. Кроме старшего брата – Пола, на вкус Фритца значительно повлиял их обший приятель – известный берлинский электронный продюсер Саша Функе.

Саша был одним из пионеров немецкой техно-сцены. Уже в 90х он активно гастролировал по стране, выпускал пластинки, писал музыку для себя и других диджеев. И если Пол всегда старался сохранять нейтралитет в отношении брата, то Функе активно подначивал Фритца: давай, будешь делать музыку вместе с нами!
Фритц, воспитанный на соул-музыке, хип-хопе, фанке всегда отвечал одно и то же: если я и стану выпускать собственные треки, то в них обязательно должен быть живой вокал. Друзья лишь смеялись в ответ. Для немецких минимал-техно артистов в 90х живой вокал, песенная форма были чем-то совершенно недопустимым.

Саша, Пол и Фритц часто посещали культовые клубы тех лет – Trersor, WMF, Suicide Circus. В разгар вечеринки Фритц иногда представлял себя на сцене и все отчеливее понимал: ему нравится это ощущение!
Дебют состоялся лишь в 2003 году. Зато все было так, как Фритц и хотел! Он спел в треке Forms & Shapes на альбоме Саши Функе под названием Bravo. В тот момент минимал-техно уже исчерпало себя. Немецкая сцена двинулась в сторону музыкального многообразия и экспериментов. Такие лейблы, как Kompakt или !K7 выпускали пластинки на стыке техно и поп-музыки. Электронная сцена остро нуждалась в новых интересных вокалистках.

Сразу же после выхода первого сингла Фритцу стали поступать предложения. Моника Крузе, Алексанер Ковальски, DJ Zky. С последним в 2004 году Фритц Калькбреннер выпустил свой первый большой хит – легкий соулфул-хаус Stormy Weather. Запись часто крутили по немецкому радио. Какое-то время она даже держалась в поп-чартах. Но даже в тот момент Калькбреннер не был уверен на все сто, что музыка – это и есть его истинное призвание.

Судьбоносным стал 2008 год. Осенью состоялась мировая премьера фильма Berlin Calling. История о популярном диджее, который не выдержал клубно-фестивального ритма жизни и угодил в психбольницу, вмиг стала культовой. Главную роль в фильме (фактически, самого себя) сыграл Пол Калькбреннер. Он же написал саундтрек к фильму, ставший едва ли не более популярным, чем сама картина. В финале Berlin Calling звучит пронзительная композиция Sky and Sand. Первый совместный трек двух братьев – Пола и Фритца Калькбреннера.

Немецкий журнал De: Bug после выхода фильма написал целую хвалебную оду в адрес саундтрека: «Слушая Sky and Sand, вы можете закрыть глаза и увидеть свое кино. Словно в замедленной съемке перед глазами проносятся картины и образы, череда воспоминаний о целой эпохе. Безумном десятилетии знаменитых вечеринок и рейвов, вместе с которыми Берлин вписал свою отдельную главу в историю мировой электронной музыки. Мечтательное умиротворение и легкая ностальгия переданы голосом Фритца. Он поет в этом треке всего несколько строк. Но эффект такой, будет ты прочитал целую книгу об истории техно-сцены».

Сам Фритц отчетливо понимал, что именно сейчас поворотный момент в его жизни. Он таки выбрал музыку. А свой дебютный альбом, вышедший уже в 2010 году, назвал символично – Here Today Gone Tomorrow. На первом же альбоме он нашел свой узнаваемый стиль. Интеллегентные хаус-ритмы и просветленная грусть вокальных партий. Критики дружно отмечали кинематографичность его музыки, уместное вкрапление легких балеарских ритмов и соула.

Но главным для него самого было нечто другое. После выхода первого альбома Фритц, наконец, прочитал в прессе долгожданные слова: «Он больше не в тени своего звездного брата». Талантливые, но слишком разные, после выхода Sky and Sand они пошли разными творческими путями. Фритц начал долгое и продуктивное сотрудничество с лейблом Suol. Первый же его альбом, кроме прочего, попал в список 10 лучших релизов года в Германии и в пятерку лучших альбомов года в местном iTunes. Радиостанции сами подхватили его сингл Ruby Lee – перепевку старой классической песни Билли Уайта.

В интервью тех лет Фритц часто признавался в любви к джазу, фанку и соулу. Своими кумирами он называл хип-хоп продюсера J Dilla, хаус-вокалиста Роя Айерса, электронщиков Тома Траго и Робага Врюме. За Фритцом закрепился статус одного из самых утонченных, изысканных артистов немецкой клубной сцены. Он подтверждал это раз за разом. С промежутком в два года Калькбреннер-младший выпустил на Suol еще четыре альбома. Последний из них под названием Drown вышел уже в 2018 году.

За это время он успел измениться. Свежий альбом Drown значительно отличается от первых работ немца. Раньше его музыка казалась идеальным саундтреком к препати или, напротив, отлично подходила для того, чтобы встретить под нее рассвет. Нынешний Фритц Калькбреннер делает музыку ночи: мистическую, загадочную, динамичную, но с непременными цепкими поп-гармониями и уже патентованным вокалом.

Сам музыкант признается, что с годами стал лучше чувствовать и понимать «вибрацию ночи». В последние восемь лет он дал сотни выступлений в разных точках земного шара, увидел множество клубов и фестивалей, проникся этой атмосферой. Фритц говорит: «Я больше не милый мечтатель. Иногдя я возвращаюсь к своим ранним записям и понимаю, что все еще люблю их. Но теперь мне интересны другие задачи. Я хочу делать музыку для кульминации вечеринки. Уводить слушателя в путешествие, но используя другие звуки. Больше техно, сложных ритмов и абстрактных пассажей».

Фритц Калькбреннер – талантливый сонграйтер и вокалист в последние годы вырос еще и в диджея топ-класса. Совмещая в себе два этих амплуа, он дает слушателю на танцполе намного больше других артистов техно и хаус-сцены. Возможно, именно поэтому его живое шоу называют один из лучших в Европе. Уже этой весной убедиться в этом смогут гости вечеринки в клубе CHI. Немецкий музыкант обещает представить вживую для украинской публики свой новый альбом Drown. Послушать его можно уже сейчас.

http://fritzkalkbrenner.com/drown/

Tags: техно, фритц калькбреннер

Вильям Подолян 
13 March